Интервью с Данияром Сугралиновым, генеральным директором интернет-компании «Kaznetmedia»

Задумка брать интервью родилась ещё в jnet.kz: сообществе веб-разработчиков Казахстана. Поэтому сейчас, приехав провести мастер-класс для неправительственных организаций в Астане, я первым делом решил зайти в офис самой крупной (насколько мне известно) интернет-компании «Kaznetmedia» и поговорить с её генеральным директором Данияром Сугралиновым.

— Данияр, так сколько у вас сотрудников в компании?

— На данный момент — около восьмидесяти. Включая сотрудников Green PR, нашего дочернего SMM-агентства. К марту мы планируем поглотить СММ-щиков.

— Почему?

— Во-первых, хотим сфокусироваться на продвижении одного бренда: kaznetmedia. Во-вторых, мы уже сосредоточились на пакетной продаже услуг. Помимо разработки сайта, предлагаем полную его поддержку: техническую, информационную, контентную, продвижение, СММ. Естественно, что, включив команду Green PR в полный производственный цикл, мы прилично оптимизируем бизнес-процессы.

— Все сотрудники работают официально?

— Да.

— У вас много проектов?

— У нас прилично проектов, причём больших. За последнее время мы запустили сайт премьер-министра РК (primeminister.kz), коммуникационную платформу G-Global (group-global.org), корпоративный портал АО «Казахтелеком» (telecom.kz), сайт Службы Центральных коммуникаций при Президенте РК (ortcom.kz).

О небольших проектах я и не говорю. А вот большие проекты требуют большой команды. Речь не только о разработчиках, но и о полном техническом сопровождении (мы утвердительно отвечаем на вопрос: «Вы гарантируете, что сервер или канал не рухнут во время онлайн-видеотрансляции министра?!».) Речь также идёт о первичном контент-наполнении каждой из языковых версий: у нас шесть переводчиков в штате; о поддержке площадок сайта в социальных медиа; о выявлении уязвимостей, правке багов и так далее. Всё это требует оперативной координации, искусства владения навыками переговоров с высокопоставленными лицами, умения собраться и за ночь до запуска перерисовать и переверстать…

— Как-то я в компанию GoWeb ходил в гости, они говорили, что делают до 50 сайтов в месяц.

— У них бизнес-модель, наверное, другая: с абонентской платой, как я понимаю. Мы количественно делаем меньше, но почти каждый проект — крупный в плане требований к нашим ресурсам. Если утрировать, то kaznetmedia выпускает Bentley, тогда как большинство — Toyota. Я имею в виду, что раньше мы делали упор на высоконагруженные проекты, сложные, а работать с малым и средним бизнесом нам было просто неинтересно. Сейчас мы решили работать со всеми долями рынка, включая малый и средний бизнес, диверсифицировать бизнес.

— Каждому своё. Кто-то Bentley делает, а кто-то — Toyota. И те и другие — молодцы. Вот вы с чего начинали?

— Мы начинали с квартирки в жилом доме.

— Здесь, в Астане?

— Да. Вдвоём с другом.

— И что делали эти два человека?

— Я ходил по потенциальным заказчикам и общался. А второй — это мой давний друг. Он занимался административными вопросами: оформлением компании, офисом, поиском персонала… Потом к нам присоединился ещё один друг, который последние 10 лет на тот момент жил в Питере: окончил там институт и остался жить, работать. Я и его перетащил в Астану. Мы как раз тогда нашли первый относительно большой проект для компании и пригласили питерского друга работать с нами. Не скажу, что с радостью, не скажу, что на большую зарплату, но он повёлся на наши речи о прекрасном будущем, взял свою девушку, двух своих кошек и приехал.

— На зарплату? Этот человек был уже на зарплате?

— Да. На самом деле я сейчас немного романтизирую, потому что сначала у меня был первый «раунд»: встреча с потенциальным стейкхолдером, инвестором компании, который поверил в меня, в мои силы, и решил вложиться. Большинство государственных сайтов в Казахстане делались из рук вон плохо. Мы проанализировали сайты закупок, сайты госорганов, изучили рынок и поняли, что мы можем делать лучше за меньшие деньги.

Правда, мы тогда, конечно, сильно всё идеализировали: думали, что если придём со своими гениальными решениями, да ещё с ценой в 10 раз ниже, то все, естественно, выберут нас. Конечно, мы ошибались, и всё вышло немного не так. Но в дальнейшем, с увеличением количества успешно выполненных проектов, эта ставка на качество сыграла.

— А как всё вышло?

— Нам пришлось усвоить некоторые правила игры. В современном бизнесе всё большую роль в капитализации компании играют социальный и интеллектуальный капиталы. Скажем, если к нам в отдел продаж приходит человек с собственной клиентской базой, базой клиентов, которые его знают с хорошей стороны, это резко увеличивает как потенциал kaznetmedia, так и стоимость компании. Или приходит новый проектный менеджер, идеально владеющий ранее неизвестным нам инструментом: системой постановки задач и контроля исполнения. Это его личные навыки, это его собственный интеллектуальный капитал. Но когда, благодаря нему, мы внедряем в наши процессы этот инструмент, и производство оптимизируется — тогда растёт и рыночная стоимость kaznetmedia.

Вернусь к правилам игры, которые стоило усвоить…

В первый год я постепенно начал вникать в психологию наших ответственных лиц. Допустим, человек отвечает за создание сайта у себя в структуре, будь это частная компания или государственная. У него есть определённый бюджет, заложенный на это, и ему нужно создать портал, чтобы и главному понравился, чтобы полезен был, чтобы не позориться перед коллегами из других ведомств.

Объявляется тендер, и приходят, например, три участника, у двоих из которых и программистов своих нет, а третья компания — из Москвы и выставляет ценник в миллион долларов. Бедолага, во-первых, отвечает за результат. Значит, ему нужен хороший сайт, который на следующий же день не взломают или не затроллят в обсуждениях в соцмедиа. Во-вторых, ему нужно уложиться в определённый бюджет. И в-третьих, он должен сделать всё в рамках закона о госзакупках или собственных правил компании.

И вот вся эта система… Как в ней нам можно нормально работать, делать качественные проекты, не участвуя во всяких откатных системах? Мы не понимали. А потом дошло. Нужно делать качественно и в срок. Есть несколько условий, при которых в Казахстане доверяют проекты: личная заинтересованность десижн-мейкера, его уверенность в результате (сроки и качество) и просто уверенность в том, что его не кинут, не подведут – бывает, компании выигрывают тендер и отказываются от договора. Мы соблюдаем два последних: качество и гарантия выполнения… Зачастую, десижн-мейкеру этого достаточно, потому что у него появляется уверенность, что проект будет сделан вовремя и хорошо, а значит появляется профессиональная заинтересованность. Я доступно излагаю?

— Ну, да, он же должен быть уверен и в том, что будущее будет нормальное, а не то, что он один раз на этом заработает, и всё.

И мы стали на эти два последних пункта давить. А поскольку люди долго на месте не сидят, уходят из одной структуры, приходят в другую и используют старые наработки в плане контактов, то с увеличением нашего социального капитала росли и объём заказов, и портфолио, и профессиональный опыт. Это как блиц-опрос: любимое кафе — такое-то; любимый салон красоты — такой-то; хорошие сайты — kaznetmedia. На автомате.

В 2012 году соотношение коммерческих и государственных заказчиков у нас вышло примерно одинаковым. В 2013-2014 году мы планируем, как бы утопично это ни звучало, выходить на IPO, соответственно, работаем над тем, чтобы увеличить число коммерческих заказчиков. Плюс мы развиваем собственные активы.

— А почему вы хотите, чтобы перевес стал в сторону коммерческих?

— Потому что коммерческие проекты не зависят ни от политической «погоды», ни от регулярных перестановок. А что самое важное — мы очень ценим внятность и адекватность заказчиков. При прочих равных условиях себестоимость коммерческого проекта в совокупности будет ниже государственного. Почему? Потому что встречаются чиновники, плохо отвечающие за свои слова. А зачем? Всегда можно кивнуть на вышестоящие инстанции: «Ребята, вы молодцы, хорошо всё сделали, но теперь нам это не нужно, а нужно нам совсем другое». Часто бывает, что уже по ходу работ требуют чуть ли не удвоить объем работ вне технического задания, изменить полностью дизайн на этапе бета-тестирования и всегда угрожают разрывом договора. Риски высоки в этом плане. И не чувствуется партнёрства, как на коммерческом рынке. Наоборот, ощущение, будто тебе делают одолжение. Я не буду развивать эту тему… Скажу лишь, что умные, адекватные люди в госсреде всё-таки есть, и именно с ними мы работаем и готовы продолжать работать.

— Но, может, это ваше призвание? Ваша ниша? Именно государственные проекты...

— Кстати, это очень полезный опыт, поскольку все эти проекты нужны обычно «вчера». Мы отлично научились работать в перманентном состоянии контролируемого аврала. Допустим, у какой-то госструктуры был запланирован запуск сайта на осень. На мой взгляд, до сентября там никто ничего делать не будет: никаких формализаций, никаких проведений тендеров. Ничего! Они спокойно работают, придумывают кучу записок, служебных планов, стратегий, поручений и вообще занимаются горящими вопросами, теми, за которые отвечать завтра. А сайт занимает где-то две тысячи сто сороковое место, потому что понадобится только осенью. Будто они считают, что сделать сайт — это как пойти в магазин и купить себе что-либо. А потом происходит ВАЖНОЕ СОВЕЩАНИЕ. После важного совещания начинается беготня с кое-чем в кое-чём, потому что появился ПРОТОКОЛ СОВЕЩАНИЯ, и появился ОТВЕСТВЕННЫЙ, и срок заложили на сайт — дай бог, если хотя бы месяц. Я лично никогда в госструктурах не работал, но со стороны это выглядит именно так.

Вторая проблема в работе с госорганами — это то, что они же все там люди, без сомнений, продвинутые и хотят на одном портале видеть функционалы и Google Analytics, и Google Maps, и Facebook, а лучше «Мой Мир», и желательно, чтобы дизайн был как у сайта Белого дома США. (Улыбается.)

Мы постепенно научились тому, что заказчиков надо воспитывать, не соглашаться на все «хотелки», особенно если они идут в ущерб проекту. Вот хочет заказчик, чтобы бегущая строка была под шапкой и, хоть убей, именно радужного цвета. И хорошо бы при открывании сайта играл гимн страны. И обязательно нужны блоги! К блогам надо добавить собственный видеохостинг и плеер. Да, и не забыть про плейлисты. Вот такие вещи мы сразу зарубаем. Не жестко, но объясняем, почему так лучше не делать. Объясняем, какие форматы сайтов сложились в Сети, что будет выглядеть уместно, а что — нет, а что просто приведёт к неоправданному удорожанию проекта.

Очень хорошо работает какое-нибудь сравнение с топовыми ресурсами той же тематики, либо упоминания, что так не принято, либо предположение, что коллеги из других ведомств будут смеяться. Наши чиновники не очень любят, когда над ними смеются. (Улыбается.)

— Глобальный вопрос: цели создания компании?

— Поначалу у нас были очень амбициозные и нереальные цели: мы хотели завоевать Казнет, создать ряд ресурсов, которые ворвались бы в топ, стали бы популярны. Тогда нам не нравилось ничего из того, что называлось Казнетом: ведь большинства ресурсов, которые сейчас на слуху, ещё не было или они только стартовали. Сейчас положение стало намного лучше. Мне импонирует, что делают наши коллеги из топ-100 казахстанских сайтов, не считая варезников и онлайн-кинотеатров. (Улыбается.)

— Итак, раньше вы хотели завоевать Казнет. А сейчас вы чего хотите?

— Сейчас?.. Вы имеете в виду, в чём миссия компании?

— Во-первых, цель компании. Во-вторых, цель директора. Может, они совпадают? Или не совпадают...

— Можно глубоко уйти в популизм, но я не стану. Мне как собственнику, основателю и топ-менеджеру компании важна не сиюминутная прибыль, а системное развитие бизнеса, увеличение его стоимости, взаимовыгодное партнёрство с заказчиками, выход на иностранные рынки, создание благоприятной среды для развития и работы сотрудников компании.

Если говорить о каком-то развитии казахстанского сегмента Сети… В своё время я на Yvi написал пост, который назывался «Мы не развиваем Казнет». Тогда я слукавил, потому что мы всё-таки развиваем его своими работами, проектами. Мы часто, в сравнении с другими компаниями, берёмся за социальные проекты, которые не дают прямой прибыли.

— Вы можете назвать подобные проекты, в которых получение прибыли не было целью?

— Например, литературный сервис Proza.kz, фотохостинг Pics.kz, сервис контроля задач Doit.kz, сервис сравнений вкусов Versus.kz, форум «Точка сбора»… Printogram.me мы сделали за очень символические деньги: нам понравились идея и люди, которые этот проект решили запустить. В своё время мы делали сайт астанинской мечети — бесплатно.

— Кстати, Pics.kz много ресурсов «жрёт»?

— В плане дискового пространства — прилично. Под терабайт. Более 4 млн. картинок хранятся у нас. Кстати, есть идея в скором будущем сделать перезапуск Pics.kz.

— А у него есть тенденция к росту?

— Мне кажется, что в текущем виде он потерял актуальность. В начале 2012 года мы его перезапустили в режиме фотоблога. Но результат вышел не таким, каким мы планировали. Теперь мы хотим его актуализировать, чтобы им пользовались не только те, кому на форум нужно вставить картинку. Денег он практически не приносит.

— Horde.kz — это ваш хедлайнер?

— Он постепенно им становится. Мы считаем, что это — хороший проект. Мы могли бы сделать акцент на сайт «Самрук-Казыны» — sk.kz. Сайт до того, как мы сделали нашу версию, был просто визиткой. Для такого холдинга, который практически контролирует 60 % экономики страны, — это было грустно. Мы не планировали делать ничего сверхкрасивого, была задача сделать информационно-аналитический портал, практически новостной. Там есть и аналитический конструктор, который позволяет в 2—3 клика посмотреть практически всю экономику страны. На тот момент, когда мы его делали, у нас в стране не было суперспецов, рисующих приличную инфографику, так что её мы заказали в Москве.

Вообще, мы никогда не пытаемся всё делать сами и основываемся на целесообразности и экономической эффективности. Пример аутсорса? Скажем, когда мы рисовали новый логотип для kaznetmedia, наши дизайнеры создали более 20 вариантов, но не было ни одного, который понравился бы всем нам. Поэтому мы решили заказать. И текущий логотип нам всем нравится: отличная идея, прекрасное воплощение. Бывает, что верстальщики разрываются. Когда силы на исходе, и никакие бонусы не прибавят ребятам часов в сутках, мы привлекаем знакомых верстальщиков из других студий. Так и с инфографикой — привлекли стороннюю компанию. В выигрыше все: и заказчик, и мы, и дизайнеры. Каким был бюджет портала фонда? Точных цифр не скажу, а порядок такой, что хватило на месяц работы компании. (Улыбается.)

— Насколько kaznetmedia прозрачная компания?

— Никакой двойной бухгалтерии. Зарплаты у нас платятся такие же, как написано в договоре. Бонусы по проектам выплачиваются на основании приказов, также официально начисляются, с них выплачиваются все налоги. Что за бонусы? Команда каждого проекта получает бонус, который позволяет им зачастую удвоить или утроить зарплату. Вообще, в 2011 году нами было выплачено налогов на сумму более 50 млн. тенге. И именно поэтому мы не связываемся с проектами за 50 тысяч тенге, или даже за 200, потому что это будет нерентабельно. Рентабельно это будет небольшим студиям, работающим в теневом секторе, или одиночкам.

— На мой взгляд, тема с кадрами — больная. Как вы находите людей? Где вы их берёте?

— С кадрами у нас тяжело. Мы однажды анализировали эту тему и поняли, что людей, которые пришли к нам именно с улицы, — человек пять. Все остальные пришли по рекомендациям наших же сотрудников или заказчиков. Бывает, нам не хватает кого-то для выполнения проекта, а отказываться от него никто не хочет, потому что это и зарплата, и бонусы, в том числе годовые…

Мы ищем кого-то, и иногда человек говорит: «Я всегда мечтал работать в вашей компании». И попросту остаётся у нас. А иногда кто-то из сотрудников советует своего знакомого. Это не «устроиться по знакомству», это проблема «нужны ресурсы», которая решается всей командой. Сейчас у нас уже в четырёх городах есть офисы, и ещё во многих — удалённые сотрудники, которые работают из дома.

— То есть они неофициально, да?

— Почему неофициально? Нам удобнее работать официально — это показывает долгосрочность наших взаимоотношений. Те, кого мы хорошо знаем по прошлому опыту совместной работы, но они не на полной ставке, с ними заключаем договора на конкретные работы. Это правильно, потому что страхует и нас, и их. Да и вообще, я уже говорил, что у нас нет двойной бухгалтерии, в стратегическом плане она экономически неэффективна и несёт большие репутационные риски.

— На какие работы вы привлекаете фриланс?

— Обычно, если сроки горят, свои ресурсы перегружены, а надо быстро сверстать что-то или нарисовать. Например, у нас нет дизайнеров, которые специализируются на айдентике. Есть ребята, которые могут нарисовать что-то, но это будет не супер. Для этого ищутся другие люди.

— А бывали такие случаи, когда вам приходилось попрощаться с кем-то из сотрудников?

— Ну, скажем так. За 4 года работы я никого просто так не уволил. Были единичные случаи: это когда абсолютный раздолбай срывал проект за проектом. Но даже в этих случаях у человека всегда был второй и даже третий шанс.

— Неужели сразу так всё ладится?

— Говорят, главное — чтобы человек был хорошим, а профессионалами становятся. Но это не про нас. Мы сейчас не на том этапе, чтобы брать любителей на работу. Все проекты — важные, везде есть репутационные риски. К тому же, если в компании более 10—15 человек, то не стоит рассчитывать, что все будут дружить. Люди все разные, в коллективе проявляют себя по-разному. Но наш коллектив уже закалён в этом плане. Так что, если человек ведет себя неподобающе, то коллектив сам его отторгнет, и он уйдёт.

— А уходили многие?

— Прилично. Я бы не сказал, что у нас большая текучка кадров, но в основном уходят люди, которым делают такие предложения, от которых невозможно отказаться. Один парень, например, переехал в Питер. У него там девушка, кроме того и предложение работы поступило. Ведущего ПМ-а, человека, который стоял у истоков компании, переманили в «Колёса». Одна девочка ушла в «Самрук-Казына». Недавно один ключевой сотрудник принял приглашение из Администрации Президента. Это нормально. Естественно, что от такого не отказываются. В общем, тенденция такова, что мы воспитываем кадры, а потом они идут на новый виток карьерной лестницы, на повышение.

— Каковы ваши планы на ближайшие год, два? В каком направлении хотите двигаться? Какими проектами заниматься?

— Мы уже давно работаем над собственным фондом. И часть прибыли компания тратит в развитие собственных проектов. Помимо вышеупомянутых проектов, скоро мы запустим ещё один сервис, очень полезный. Ко всему ещё актуальны поддержка и перезапуск некоторых старых проектов.

— Недавно слышал такую новость, что россияне посматривают на казахстанский рынок, а некоторые заявляют: «Мы просто придём и возьмём всё в свои руки. А не приходим, потому что в Казнете пока мало денег».

— Россиянам всегда интересна новая территория, потому что на их рынке всё уже давно поделено.

— В общем, вы хотите инвестировать в новые проекты и заниматься своими проектами?

— Нет, не покупать чужие, а с нуля создавать свои. Ни одна идея не стоит ни копейки, пока это всё не работает. Мы ещё не на том этапе развития компании, чтобы позволять себе делать с нуля по 10 проектов в год и надеяться, что какой-нибудь из них выстрелит. Каждый проект — это минимум 2—3 человека. Мы посчитали, что если нам запускать по 10 проектов в год, финансировать их, то в течение 5 лет нам понадобится инвестировать порядка 17 млн. долларов. Это если всё делать по уму. И мы ставим достижимые и близкие цели. Как ни банально звучит — просто не все следуют этому принципу.

— А есть в городе Астана какие-либо компании, работающие в этой сфере, которых вы уважаете?

— На уровне человеческих взаимоотношений у нас всё нормально. Когда мы на конференциях каких-нибудь встречаемся, у нас нормальное общение. Наши сотрудники дружат, общаются.

(Мы отправляемся в офис компании. Фотографии прилагаются после текста интервью)

— Это и есть ваш офис?

— Да. Планируем сделать редизайн офиса в связи с расширением. Как видишь, время только начало восьмого, а многие рабочие места уже пусты. Это хорошо. Плохо, когда все уходят с работы поздно: значит, не умеют правильно планировать свой день. Судим-то мы в любом случае по результатам.

— Здесь кто сидит?

— Здесь — астанинская группа разработчиков.

— Аренда дорогая, наверное, да?

— Не очень.

— Сколько за квадрат?

— Мы платили долларов пятнадцать, сейчас стоимость повысилась. Но это только деньгами, а ещё мы оказывали услуги по разработке, поддержке и продвижению сайта отеля, всё в зачёт аренды.

— Наверное, Xbox не часто пользуются, да?

— В обед и после работы на Xbox даже очередь есть вообще то. Мы ещё хотели, по-моему, что-то на компьютере посмотреть.

(Заходим в кабинет Данияра.)

— Скромный кабинет...

— Да, я знаю директоров, у которых компании меньше, а кабинеты роскошнее, чем у меня. Но я на этом не зацикливаюсь. Это несущественно.

(Данияр показывает, через какую программу осуществляется управление проектами. Это Basecamp.)

— Так, ну, смотри… Сайт телеканала, менеджер — Володя. Вот последние задачи, исполнители, ключевые фазы…

— А в каком порядке они идут вверх?

— Вот это самое последнее действие.

— Самое последнее, что было сделано?

— Да. Вообще действие в этой системе.

— Ага.

— То есть тут у меня и юрист сидит, и финдир, ну, и вообще вся компания, все разработчики. Правда, у коммерсантов своя система — «Хайрайз».

— Удобная штука — Basecamp?

— Я сейчас, честно говоря, не представляю работы без неё. Это всё — текущие проекты, выполненные уходят в архив. Мы её начали использовать только в этом году.

— А мы в TeamLab задачи все делаем.

— Хм, не пробовал. Я тебе могу показать, как выглядит один проект. Полсотни «сделать» на сегодня, куча файлов, последняя дискуссия, обсуждается список багов… Менеджер сам всем раздаёт задания. На самом деле, это всё уже можно закрыть — проект запущен. Вот последние загруженные файлы по проекту. Как проходил процесс, скажем, по сайту премьер-министра. Это команда проекта… Предложения, улучшения, полученные от каких-то представителей заказчика…
А вы сайты на чём делаете?

— Сейчас в основном на Drupal.

— Честно говоря, с теми ценами, которые мы выставляем, делать сайты на Drupal или любом другом подобном движке — было бы некрасиво. У нас хорошо процесс производства отлажен… Используем единый Фреймворк для всех проектов.

— Вы же раньше тоже движки использовали?

— Нет.

— Да ну...

— Ну, какие мы движки использовали?

— Ваш собственный сайт был то ли на Joomla, то ли ещё на чём-то, какая-то версия.

— А-а-а, так это было на заре, тогда у нас ещё программистов не было своих. Мы же изначально, когда только-только создались, заказали свой сайт фрилансерам… Логотип нам разработал латышский дизайнер за 100 долларов, первый логотип, и он же нам предложил ребят, которые ещё за 500 долларов нарисовали нам сайт. Он на Joomla был, согласен. «Орда» у нас изначально была на Livestreet, потому что мы хотели быстрого запуска, но в итоге лучше бы мы не делали быстрый запуск, а сразу бы делали своё.

— Там больно было всё это переделывать?

— Мало того что больно, там ещё часть модулей были зашифрованы, мы не могли их никак исправить, платные модули для Livestreet… Разработчики модулей на контакт не шли. В общем, мы плюнули и написали с нуля на Фреймворке, который используем для всех проектов.

А, вот ещё вспомнил. Сайт одной компании, первую их версию, мы делали на Битриксе. Мы их отговаривали, но у них были консультанты, которые сказали: «Ребята, нам нужен Битрикс, потому что, если вы вдруг „умрете“, мы должны безболезненно передать этот проект другой компании». Мы этот Битрикс так перелопатили, как, наверное, никто, кроме нас. Но это ещё ничего! Они запустили один высоконагруженный проект в позапрошлом году, и Битрикс просто элементарно «хавал» все ресурсы и благополучно падал… Там счётчик… нехороший. Жрёт очень много ресурсов, и мы его отключили. Потом предложили заказчику за символическую оплату сделать новый сайт, уже на Фреймворке. Так что текущей версией мы довольны.

— И как, нормально?

— Ты сам видел сайт?

— Мне нравится. Не столько в плане дизайна, сколько тем, что он сейчас не на Битриксе.

— Ну, он летает. Мы его делали не задорого. Когда программист зарабатывает 200—250 тысяч на руки, проект занимает несколько месяцев, делать сайт менее чем за два миллиона — это часто экономически неэффективно. Потому что это еще и время всей команды проекта, а также обслуживающего производство персонала – водителя, бухгалтера, юриста… Но мы чувствовали ответственность за сайт. Мы его сделали, и теперь у нас есть практически все наработки для любых сайтов аналогичной направленности… Время и ресурсы, чтобы сделать свой сайт.

— Кстати, ПРОЗА — востребованный сайт?

— Там уже есть своя пара—тройка тысяч человек, которые сидят на нём, выкладывают свои произведения, пишут, общаются, читают, рецензируют…

— Есть люди, которым нравится и которые получают удовлетворение? Для кого он вообще?

— Для кого? Для тех, кто пишет прозу, и — не смейся — поэзию. Поэтов вообще намного больше, чем прозаиков. Вот они и пишут, причём встречаются очень хорошие авторы, хоть сейчас на бумагу. Мы, кстати, уже собрали первый альманах, верстаем, скоро выпустим: сборник лучших произведений ресурса, будет в продаже в «Меломане».

— У нас есть один проект, называется «Букланс», он тоже не растворился. Не встречали такое? Там каждый может купить, продать, обменяться книжками. Это буккроссинг онлайн.

— Здорово. Последние года три я читаю всё со смартфона, причём покупаю всё на ЛитРесе. Последний раз я купил штук десять книг. Я шопоголик: если я иду за джинсами, я покупаю ещё три рубашки. (Смеётся.) То же самое у меня с книгами. Я купил десять книг пару недель назад и уже все их прочитал. Я люблю читать перед сном. Минимум час перед сном я читаю.

— У вас есть любимые книги? И какие книги вы посоветовали бы местным директорам интернет-компаний и их работникам?

— Я бы посоветовал каждому прочесть Айн Рэнд «Атлант расправил плечи». Это книга не об интернет-бизнесе, она о капитализме, деньгах, рациональном подходе ко всему. Книга переворачивает сознание. Из последнего, навскидку, — «Код Дурова», познавательно о Павле Дурове. «Слон на танцполе» — о Германе Грефе и его революции в Сбербанке России… Да много чего могу посоветовать, без проблем.

— А вы «Rework: Бизнес без предрассудков» не читали? Офигенная книга для директоров интернет-компаний.

— Почитаю. (Уже прочитал).

— Она мне мозг немного взорвала. Это опыт американской команды разработчиков. Один момент, например, из книги: «У нас нет проблем. Один наш сотрудник сидит здесь, второй в другом городе. Кто сказал, что вся команда должна быть в одном месте?». Ну, и там всякие революционные вещи, которые разбивают стандартный порядок работы компании.

— У нас сейчас то же самое происходит. Я сначала был категорическим противником удалённой работы. Я считал, что без контроля человек не будет на 100 % работать. Потом поехал в гости к Google Россия, они в прошлом году приезжали на «Диджитал комьюникейшнс» сюда. Пообщались с директором, потом вместе поужинали.

Потом они предложили встретиться в Москве. Я приехал, мы встретились, поужинали. На следующий день говорят: «Приходи к нам, экскурсию тебе проведём». Я увидел, что у них офис, как дом: кухня, библиотека, игровая, массажный кабинет, душ. Самое главное — у них многие сотрудники вообще в офисе не сидят! Один парень уехал в Дубай и оттуда работает. Причём не программист, а какой-то менеджер. Кто-то третий месяц никак из другого города уехать не может, но при этом его работа не страдает.

Мы попробовали раз, другой. Месяца четыре назад устроили конкурс на редизайн Прозы: там человек 50 дизайнеров откликнулось. Из них мы отобрали несколько и сейчас с ними работаем постоянно. Даже если дизайнер будет здесь сидеть, всё равно он нам файлы перешлёт по Интернету.

— Спасибо за общение Данияр, думаю, ещё увидимся!

— Спасибо!





















22 комментария

twost
Очень интересно, и познавательно!
Мне импонирует эта компания, к тому же они первые в Казахстане, кто взял на службу внутреннего пентестера. Очень достойно.
Sky
Отличное интервью. Парни молодцы!
Есть пару технических вопросов. Какой именно фреймворк используется в работе компании. Какие стандарты ПО приняты в компании, на чем работают программисты ОС/IDE/VCS
_AXE_
Да, было бы интересно. Почему свой фреймворк, а не тот же Symfony, Yii, nette?
Sky
Может просто допиленный форк одного из них, весьма разумное решение
Denisc
Компания, у которой реальной можно научиться полезным вещам, берете на обучение? :)
pavluhin
Я думал сейчас будет что-то в «падонкафском» стиле :)
Надо было спросить когда уже Кирпичи 2.0 будут :)

Очень умный и разносторонне развитый человек. Данияр молодец. И Андрей молодец, спасибо за хорошее интервью!
twiddler
> Надо было спросить когда уже Кирпичи 2.0 будут :)
Первое фото, похоже, было сделано как раз после этого вопроса
talgautb
прикольно интервью, только фоток мало :)
80 человек О_о не ожидал такого количества.
yakooobin
Вообще я хотел с тобой пообщаться, когда был в Астане, но ты куда то исчез и пришлось идти в Казнетмедию :)
talgautb
?? куда?) ты разве мне звонил?
yakooobin
тут за неделю до поездки пост висел с предложением потусить в Астане
gorgtown
про меня как школоту не забудьте, тоже хочу поучиться) я в Астане
talgautb
О_о не видел :))) странно как-то
gorgtown
На обучение берете? У меня хорошо получается мелкие ошибки замечать и перевод на казахский язык
Например на сайте sk.kz вместо "?аз" стоит «каз», ошибка ж;)
Dark
А что за сайты, Андрей, делаете на Drupal можно узнать?
Про фреймворк интересно было бы узнать, уж не kohana ли перепиленная
yakooobin
корпоративные, для клиентов
matt
Судя по ошибкам, которые одно время выходили на Horde.me, именно Kohana.
KaDuman
да, полезное интервью, спасибо Данияру и тебе дядя Андрей)))
Ibrahim_KZ
Не думал, что у них 80 человек работает! Спасибо за интервью.
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.